Настройки

Настройки шрифта:

Выберите шрифт Arial Times New Roman
Интервал между буквами (Кернинг): Стандартный Средний Большой

Выбор цветовой схемы:

Наверх

    

 МБУК «Суражская районная межпоселенческая библиотека»

 

 

 

г. Сураж, ул. Белорусская, д. 33
 
e-mail: surbibl@mail.ru
 

+7 (48330) 213-74

Схема проезда

 

 

  

    

 

 

 

  

 

 

 

 

 

Главная / Суражский край / История малых деревень / Хутор Александровский

 

Хутор Александровский. Воспоминания Моисеенко Владимира Ивановича.

      Я, Моисеенко Владимир Иванович, родился 21 января 1929 года в д. Глуховка, в семье крестьян. Отец, Моисеенко Иван Евсеевич, 1900 года рождения, мать – Мария Кондратьевна, 1902 года рождения. В семье было семеро детей. Умерло в детстве двое, и осталось детей пятеро. Двое мальчиков и три девочки. До войны отец и мать работали в колхозе, отец был знаменитый бригадир-хмелевод, получал грамоты и премии, мать работала в полеводстве. До войны я закончил четыре класса начальной школы. Школа была деревянная, стояла напротив библиотеки. Первый мой учитель, Моисеенко Иван Павлович (погиб на фронте во время Великой Отечественной войны). Ещё был учитель Богинский Василий Лазаревич, его жена была родом из села Ляличи. Он с семьёй приехал из г. Владивосток.

     Летом и осень дети (и я в том числе) собирали колоски ржи и щавель. Помогали родителям по дому, свободного времени почти не было. В 1941 году я перешёл в пятый класс, мне было неполных тринадцать лет. Надо было ходить в школу в село Ляличи,  где была семилетка. Но учиться не пришлось: началась Великая Отечественная война. Отца призвали в армию, но фашисты уже перерезали путь, и отец с другими призывниками вернулся назад. Началась оккупация. Фашисты пришли в наше село в августе 1941 года. На этот момент наша семья уже жила на хуторе Александровском. (Во время коллективизации мой дед, Евсей Трофимович, и наша семья выехали в посёлок Евсеевский. Затем наша семья уехала в Сибирь, а дед остался в посёлке, по его имени и назвали этот  населённый пункт. А через год мать захотела вернуться на родину, и наша семья вернулась (но уже на хутор Александровский).

    Во время войны фашисты создали здесь полицейский стан, набрали добровольную дружину. Немцы давали распоряжения, а полицаи исполняли. Собрали сход граждан, объявили, что устанавливается новая власть, все будут жить по их законам. За неповиновение – расстрел. Раздали крестьянам земли (паи). Сколько душ в семье, столько и паёв. Всё выращенное забирали фашисты. Для себя прятали только кое-что, жили впроголодь. Жили трудно и страшно, страшно за свою жизнь. Полицаи заставляли отца ездить в лес, сопровождать обозы с продуктами, выполнять другие работы по приказу из немецкого штаба. На нашем  хуторе было четыре полицая, одного убили 29 декабря 1941 года. Оставшиеся трое и смотрели за исполнением. Но они особо не зверствовали, (угрожали, конечно) потому что в лесу действовали партизаны (они и убили полицая). На хуторе партизаны часто бывали, чтобы переодеться, взять продукты, получить сведения. Лес был большой, простирался в сторону Унечского и Мглинского районов.

Вся оккупация прошла в труде, нужде и страхе.

    Однажды летом, в июле 1942 года я со своими одногодками были в ночном, пасли коней и нечаянно заснули – проснулись – лошадей нет. Домой пришли со слезами, но родители заставили идти искать лошадей. Искать отправились вместе с родителями (11 человек). Прошли два поста (они нас пропустили), а на третьем посту задержали. Часовой был в военной форме, вооружён. Спросили, кто такие и куда держим путь. Потом часовой немного отошёл и свистнул. К нам вышел командир партизанской группы. Выяснил всю обстановку, обо всём расспросил. Но нас не отпустили сразу, а продержали весь световой летний день, до вечера, пока не зашло солнце. Лошадей нам не отдали, только вернули жеребёнка, потому что партизанам нужны были лошади. Командир был в военной форме, объяснил по сводке обстановку на фронте, но приказал никому не говорить, что видели партизан, переписал всех одиннадцать человек (фамилии, имена, отчества) и отпустил. Сами партизаны уехали в сторону посёлка Сов… Унечского района, к железной дороге. И когда мы уже подходили к дому, то слышали стрельбу: где-то там уже шёл бой. Домой мы пришли только под утро, когда уже мать выгоняла корову в стадо на ранки.

    В сентябре 1943 года Красная Армия освободила нас от фашистской оккупации. При отступлении наш хутор не пострадал, не сгорело ни одного дома. В ожидании прихода наших войск хуторские семьи с хозяйской скотиной неделю жили в лесу. Но в одно туманное утро из леса стали выходить партизаны, в хутор вошли советские войска, и мы вышли из леса, пошли домой. Войска шли на Сумаревку через реку и в сторону Городка (улица в Ляличах). Заходили в наш хутор, было много радости. На третий день после освобождения собрали сход крестьян, выбрали бригадира, Ландика Фёдора Васильевича, (в связи с предпенсионным возрастом его не взяли на фронт). На следующий день мы были уже в поле, пахали. Колхоз назвался им. Калинина Глуховского сельского совета. Отца и брата призвали на фронт сразу же после освобождения. На Гомельское направление. Отец закончил войну в Берлине, в 1945 году 5 августа вернулся домой. За время войны был ранен пять раз, награждён медалями, благодарностью от командования. Брат же попал в запасной полк, где проходил обучение, но на фронт не попал. Впоследствии его комиссовали по болезни. Отца выбрали бригадиром полеводческой бригады. К сожалению, отец умер от язвы желудка в 1948 году, мать умерла в 1959.

    Я работал в полеводческой бригаде до 1946 года. Затем меня отправили в Бежицу, учиться в училище на плотника. В 1948 году вернулся домой, работал в колхозе разнорабочим до 1950 года, в этом году призвали в ряды Советской армии, дослужился до звания ефрейтора. Был командиром отделения. После демобилизации некоторое время проработал в колхозе, но, получив паспорт, уехал во Владивосток, где работал на рыболовецком судне (ловили рыбу для базы «Нерпа»). В 1954 году вернулся на родину, стал работать в г. Унеча в ремонтно-строительной организации. Затем перешёл на работу в Суражский район, в военный городок, впоследствии названный Лесное. Через три года, в 1956 году, женился на местной девушке и стал работать в колхозе «Трудовик» в д. Глуховка бригадиром полеводческой бригады. Пять лет работал скотником, конюхом. Семья росла: родились две дочери, Татьяна и Анна. В 1965 году родился сын. 20 лет   отработал в строительной бригаде плотником, с этой должности и ушёл на заслуженный отдых. Сейчас у меня большая семья: дети, внуки, уже есть правнуки. После ухода на пенсию ещё подрабатывал истопником, плотником (для меня плотницкое дело осталось любимым на всю жизнь).

    В 2004 году по просьбе детей переехал из х. Александровский в д. Глуховка.

 

Воспоминания жительницы х. Александровский Моисеенко Домны Мироновны.

    Я, Моисеенко Домна Мироновна, родилась 5 сентября 1929 года в крестьянской семье. Отец мой, Двоенько Мирон Никитич родился в 1888 году на х. Александровский. Мать – Татьяна Халимоновна Хилькова родом из Лялич. Детей в семье было семеро. Двое умерло во младенчестве. Я в семье среди детей пятый ребёнок. Отец работал на железной дороге в г. Унеча, мать была домохозяйка. Окончила я четыре класса. Летом и осенью работала в колхозе, помогала по домашнему хозяйству.  Когда началась война, мне было 13 лет. Учиться больше не довелось. В 1941 году отца сначала призвали в армию, но затем вернули, т.к. у него была «бронь» (работал на железной дороге).  Вернулся он в августе, когда уже пришли немцы. Во время оккупации пришлось взять паи и работать на земле, фашисты всё отбирали. Жили впроголодь, семья большая. Когда началась война, сестра и два брата ушли на фронт. Сестра Татьяна была медсестрой, в первых же боях погибла. Старший брат Михаил был несколько раз ранен, но вернулся живой. Другой брат Павел получил тяжёлое ранение, ему удалили одно лёгкое, целый год он провёл в госпитале.  Так что моим родителям хватило переживаний и волнений. В хутор заходили партизаны, рядом находились полицаи. Мы жили и надеялись на лучшее, на чудо.

     Когда в 1943 году в сентябре Красная Армия освободила наш район от фашистов, брата Степан был призван на фронт, попал на гомельское направление. В декабре 1943 года заболел воспалением лёгких отец и вскоре умер дома. Я начала работать в колхозе, в полеводческой бригаде: полола, жала зерновые. Всё делали вручную. После лечения в госпитале вернулся домой брат Михаил, но осколок у сердца его беспокоил. Он женился в 1944 году, стали вместе с женой работать в колхозе. Хоть было голодно и холодно, но очень были рады, что прогнали фашистов с родной земли. Работали с радостью, пели песни. Все говорили, что пусть фашисты плачут. Когда по радио объявили «Победа!», сколько было радости! Все плакали и смеялись, старались ещё лучше работать. Пришло извещение о гибели сестры Тани. Матери прислали деньги (пособие за погибшую дочь), но она их не приняла. Решила, что дочку уже не вернуть. Сестра похоронена в Смоленской области в братской могиле. Брат Павел ездил туда после войны. Братья после войны разъехались: Михаил – в Южный Сахалинск, Павел – в Полтаву. Степан получил ранение во время войны, стал работать в г. Унеча на железнодорожной станции машинистом, женился. Я после войны работала восемь лет на торфоразработках от фабрики «Пролетарий», было очень тяжело, но молодость спасала. Потом вышла замуж за Моисеенко Владимира Ивановича. Работали в колхозе «Трудовик», затем в колхозе «Мичуринский» дояркой, в совхозе «Суражский» на ферме. За хорошую работу награждали премиями, грамотами, подаркам. Было присвоено звание «Ветеран труда». Дети выросли, завели свои семьи, у меня уже внуки и даже правнуки. По просьбе детей переехали жить в д. Глуховка.

 

      Воспоминания записала библиотекарь Глуховской сельской библиотеки-

филиала МБУК «СРМБ» Семенец Е.М.

 Нелёгкая судьба

    В судьбах комсомольцев сороковых годов есть общая линия, которая прошла через жизнь каждого – это война. Об одном таком человеке я и хочу рассказать.

    Алексей Ефимович Ландик родился на хуторе Александровском в 1921 году. С раннего детства пришлось ему познать тяжёлый крестьянский труд. Помогал отцу сначала в единоличном хозяйстве, а потом началась организация колхозов. Но мальчику очень хотелось учиться. Давалась ему учёба легко. В десять лет окончил начальную школу. А ходить в Ляличи, где находилась семилетняя школа, был ещё мал. Пас коров, свиней, помогал родителям работать в поле и мечтал о том, чтобы скорее подрасти. После окончания Ляличской школы поступил в Суражское педагогическое училище. Диплом о его окончании получил 20 июня 1941 года, а два дня спустя началась война.

   В первые же дни войны молодых педагогов направили в военно-авиационную школу стрелков-бомбардиров. После года учёбы Алексей Ефимович попал в миномётный батальон, принимал участие в боях под Сталинградом, в район среднего Донца. После долгих изнурительных боёв в обороне полк, наконец, перешёл в наступление. Отступая, фашисты всё минировали на своём пути. Гибли товарищи. Особенно много потерь было при форсировании Дона. В то время Алексей Ефимович был уже командиром миномётного расчёта, гвардии сержантом. В январе 1943 года он был тяжело ранен. После ранения направили в военно-авиационное училище штурманов, когда присвоили звание младшего лейтенанта, продолжил учёбу в военно-офицерской школе лётчиков. Там молодого офицера приняли в партию. Вернулся домой Алексей Ефимович только в 1946 году. Инвалидом второй группы. За боевые заслуги удостоен ордена Отечественной войны первой степени, медалями «За победу над Германией», «За отвагу».

     Свой самостоятельный путь педагога Алексей Ефимович начал в Глуховской семилетней школе, поступил в Суражский учительский институт, который окончил в 1951 году. После окончания института работал  директором Грабовской восьмилетней школы, а потом был переведён директором школы в деревню Нарость. Через некоторое время его избрали секретарём Суражского райкома партии. В 1956 году его в числе тридцатитысячников снова вернули в родную деревню – председателем колхоза имени Чапаева.

     Но состояние здоровья ему не позволило работать на этой должности, да и тянуло в школу, к любимому делу. Алексей Ефимович снова стал учить детей. Преподавал в Глуховской восьмилетней школе физику и математику. Ученики Алексея Ефимовича помнят его как строгого, но справедливого педагога, который не жалел сил для того, чтобы дать необходимые знания, а подчас и заменить ребёнку родителей. За добросовестный труд он был награждён медалью «Ветеран труда».

    Сейчас Алексей Ефимович на заслуженном отдыхе. И все у него в жизни было бы хорошо, если бы не болезни и старые раны. Живёт ветеран в деревенском доме, его нужно топить, носить воду из колодца, а в магазин ходить в Глуховку за два километра.

- Очень обидно, - говорит Алексей Ефимович, - что ни секретарь партийной организации совхоза «Суражский М.Н. Виниченко, ни председатель исполкома Старокисловского сельского совета П.П. Пысь не только ничем не помогают, но даже не зайдут. Когда бывают в посёлке, не поинтересуются, как живёт инвалид войны.

Судакова, Е. Нелёгкая судьба //Восход.-1988.-13 сентября

 

   
 

 Сураж-небольшой уютный и зеленый городок Брянщины, известный своей неповторимой красотой

     Гордимся историей края.

 Сураж относится к числу  древних городов Брянщины. Об этом свидетельствует городище, расположенное рядом с центром города на правом берегу реки Ипуть. 

                              ПОДРОБНЕЕ....

 

 

© 2015 — 2021 МБУК «Суражская районная межпоселенческая библиотека»
Яндекс.Метрика
Создание сайта — компания "Альма", 2015